Я патриот. Я воздух русский, я землю русскую люблю. Я верю, что нигде на свете второй такой не отыщу.
Навигация
Топ новостей
    Календарь
    «    Март 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031 
    Архив сайта
    Август 2015 (24)
    Декабрь 2014 (1)
    Ноябрь 2014 (20)
    Сентябрь 2014 (4)
    Август 2014 (1)
    Июль 2014 (1)

    Прогулка по старому Саратову

    18-08-2012, 23:45


    Где был основан «первый» Саратов, не знает до сих пор никто. То ли на левом берегу, где теперь город Энгельс, то ли на правом, на развалинах Увека (а некоторые пишут, что и много севернее, там, где Гуселка впадает в Волгу). Есть и другая версия – про «Саратов на острове, образуемом двумя реками». То ли это был остров, сейчас называемый Зеленым, то ли тот остров, где теперь городской пляж, то ли еще какой. Не сохранилось ни одного документа о том месте, куда боярин Туров и князь Засекин приехали летом 7098 году месяца июля во 2 день (то есть 12 июля 1590 года) на память положения пояса Пречистые Богородицы на заклад города Саратова ставити. 

    Со «вторым» Саратовом куда проще. Саратов «первый» выгорел зимой 1613-1614 годов, и был заново отстроен (к 1617-му) на левом берегу Волги в устье реки Саратовка. В 1670-м этот город был взят войсками Степана Разина, после чего пришел в полное разорение. «Саратов худ, острог весь развалился, стрелять из пушек нечем и служилым людям пороху и свинцу дать нечево», – доносил в столицу воевода Федор Иванович Леонтьев. Царь Алексей Михайлович велел перенести Саратов с левого берега Волги на правый – на место между Глебучевым (или, иначе – Воровским) оврагом и Белоглинским. В мае-июне 1674 года в районе нынешней Музейной (Старой Соборной) площади появились первые строения внутри саратовской крепости.

    На городском плане конца XVII века я неумело-красным обозначил эту площадь.

    Photobucket

    Среди самых первых построек «третьего» Саратова был и Троицкий собор, который выглядел тогда вот таким (предположительно) образом:

    Photobucket

    Новый Саратов «на горах» строили московские стрельцы, и есть предположение, что свое название – в честь Троицы – церковь получила именно от них. «Тяготея душой и мыслями к Родине своей Москве и ее святыне, но живя вдали от них «ради службы Государевой» и в то же время не желая быть отчужденными от Родины, стрельцы дали новопостроенному на чужбине храму наименование «Троицкий собор». (В.П. Соколов. «Саратовский Троицкий (Старый) собор»)

    В 1684 году деревянная церковь сгорела дотла, и на ее месте саратовцы построили каменную, но еще один сильный пожар – 1712 года – уничтожил и ее. Вот тогда и было решено решительно перестроить Старый собор. Свой нынешний вид (пусть и с некоторыми дальнейшими поправками) Троицкий собор обрел в 1722-23 годах.

    Photobucket

    В Саратове были и другие церкви – ровесницы Троицкого, но только в нем идут службы от сотворения «третьего» Саратова до наших дней, с перерывом всего-то в пять лет. В 1937 году Троицкий собор закрыли, а уже в сентябре 1942-го здесь было совершено богослужение в праздник Рождества Пресвятой Богородицы. За эти пять лет внутри храма не осталось ни икон, ни иконостаса. Сначала в Троицкий вернули несколько икон из саратовских музеев, а в начале пятидесятых из Палеха был выписан иконописец и шкатулочник Павел Львович Парилов, он восстановил росписи на стенах и написал около 40 новых икон.

    Photobucket

    Северо-восточный угол Старой Соборной площади (очевидно, что снят с колокольни Троицкого храма), угол улицы Покровской (Лермонтова) и Часовенной (Челюскинцев). Дальняя церковь – «Преображение Господне на горах, за Глебучевым буераком» (здание сломано в двадцатые годы двадцатого века). Это главная церковь Спасо-Преображенского мужского монастыря, основанного на этом месте в 1680 году и переехавшего в XIX веке «к северу-западу от Саратова, в красивой местности, у подошвы Лысой или Алтынной горы, близ источников, водами которых посредством водопровода снабжается город».

    Ближняя (в левом углу) – Казанской Божьей Матери, у старых Казанских (Кабацких) ворот. Саратовские историки считают, что эта церковь существовала еще во «втором» левобережном Саратове, а при переносе города через реку была по бревношку перевезена на новое место. После пожара 1712 года деревянная Казанская церковь сгорела, после чего ее возвели заново из камня, а в 1814-м и 1820-м дважды перестраивали – этот ее вид мы и видим на открытке.

    «При ней же было и самое первое <в Саратове> кладбище, где предавали земле купцов, служилых и посадских людей, детей боярских.

    Когда в 1860-х годах Саратовский городской голова и купец Василий Викулович Гудков взялся строить дамбу через Глебучев овраг, то землю брал с окрестных дворов и неподалеку от Казанской церкви, натыкаясь всюду на насыпной грунт и находя во множестве человеческие кости. А богатых людей раньше и хоронили богато. Священнику, например, под руки клали Евангелие в среброзлащенном окладе, а на шею одевали золотой или серебряный крест. На погосте Казанской церкви, в частности, был захоронен Петр Ульянович Беляков, бывший Саратовским губернатором в начале XIX века.

    Старожилы этих мест и сейчас еще вспоминают, как в 1937 г. ломали Казанскую церковь, разоряли старинные склепы, перекапывали землю, выбрасывали черепа на дорогу. Добавляли шепотом: кто Бога не боялся, тот и озолотился... В 1960 году, когда строили дом и прокладывали теплотрассу, повторилась та же история».

    При Казанской была и одна из главных в Саратове ярмарок. Губернский чиновник Константин Иванович Попов писал в своих воспоминаниях: «Тут ежегодно производится до настоящего времени (то есть до 50-х годов XIX века) в мае месяце ярмарка с продажей фаянсовой и хрустальной посуды, а равно и глиняной и прочих товаров, как-то: холстов, полотна, ниток, мыла, разных пряностей. Товары сплавляются по Волге из верховых губерний на судах (дощаниках) разными промышленниками; ярмарка продолжается почти целый месяц».

    Большой дом слева – ну, его все саратовцы знают: «тут учился Чернышевский». До начала XIX века почти все дома на площади вокруг Троицкого собора были деревянные, а свой теперешний вид (не так сильно, надо сказать, изменившийся) Музейная (Старая Соборная) площадь приняла за первые десять-пятнадцать лет позапрошлого века. В 1810 году губернский архитектор Василий Иванович Суранов построил для купца Филиппа Котенева (Катенева) этот дом.

    «Его <Суранова> замысел был прост и бесспорен: возвести по соседству два схожих по архитектуре здания – купеческий особняк и гостиный двор. Именно в таком едином решении нуждался город, его центральная площадь – это точно знал губернский архитектор, – пишет в своей книге «Века и камни» (1990 год) саратовский архитектор Сергей Терехин. – Вот и повернулся беззаботно дом Катенева лицом к гостиному двору и красавцу собору, спиной к городскому оборонительному валу. <...> Строгая, простая пластика аркад убедительно организовывала Старую Соборную площадь. Что же до катеневского особняка, то он как бы имеет два плана, два лица. Одно – общее – работает на площадь и принадлежит ей: арки, квадраты и прямоугольники окон, уравновешенный симметрией силуэт. Здесь не видны, да и не нужны мелкие детали. Второе лицо – для тех, кто не спешит, пришел сюда не случайно, кому нужен именно этот дом. Вблизи вдруг возникает тонкий рисунок профилей карнизов, проступают декоративные наличники окон. Два лица особняка неразделимо дополняют друг друга. Из массивных столбов аркады вырастают восемь стройных колонн, распускаясь вверху соцветиями коринфских капителей. Чуть выдвинутый вперед портик своей вертикальной устремленностью прерывает монотонность аркады. Главный вход выделен более крепной аркой, двойным окном второго этажа и полу-циркулярным – третьего, увенчан фронтоном. Замковые камни арок, как засечки большой линейки, дают дому меру, масштаб».

    После Катенева дом отошел купцу Устинову (о нем – ниже), а в 1829-м году был продан Святейшему Синоду. Здесь и располагалась духовная православная семинария, в которой и учился поповский сын Николай Чернышевский. После семинарии сурановский особняк служил (с 1897 года) второй мужской гимназии, потом второму мужскому реальному училищу, да и теперь тут – средняя российская школа.

    Сергей Терехин пишет про «ансамбль пощади», в центре которой стоял Троицкий храм, за северную часть отвечал дом Катенева, а с запада парный – к Катеневу – Старый гостиный двор. Вот он:

    Photobucket

    Photobucket

    В 1892 году произошло слияние Рязано-Козловской и Козлово-Саратовской железных дорог в одну Рязано-Уральскую (ныне – Приволжская). Управлению дороги требовалось свое здание, и Старый гостиный двор был снесен. Центр Саратова давно уже сместился со Старой Соборной площади к Новой Соборной, на Театральной площади был уже построен Новый гостиный двор, так что к 1914 году архитектор Салько влез в сурановский классицизм вот с этой эклектикой, оцененной современниками как «бумаго-прядильня», «нелепая пятиэтажная глыба кирпича» «в трактирном стиле» (на фотографии справа – крыша катеневского особняка):

    Photobucket

    Южная часть площади (начало Московской улицы) почему-то не попала в открытки (или я не встречал), но мы помним (да?), что там стоит дом купца Вакурова, открывшего у себя на первом этаже в 1830 году первый в Саратове книжный магазин. Когда новость о гибели Пушкина дошла до Саратова, Вакуров выставил на витрине некролог и портрет Александра Сергеевича. Сейчас в этом доме (Московская, 9) – популярный Irish Pub.

    С восточной (волжской) стороны площади – дом Устинова, он же – дом Столыпина, он же – общежитие духовной семинарии, он же – Краеведческий музей.

    Photobucket

    Вдали (по улице Покровской) виднеется женский Крестовоздвиженский монастырь, ближе к нам углом (на углу Покровской и Московской) выступает дом, в котором познакомились Николай Гаврилович Чернышевский со своей супругой Ольгой Сократовной – снесен в 90-е годы прошлого века в рамках борьбы с набоковским «Даром». См. тож и в дневнике Михаила Кузмина 1934 года: «Читал довольно бездарную книгу Пыпиной о жене Чернышевского Ольге Сократовне. Все-таки какой гурманизм и роскошь, и Достоевский, и Саратов, и подлинное обаяние. И дурила, конечно, даже не без Захер-Мазоха, – тоже гурман не последний, как она в алькове с любовником, а муж здесь же у окна пишет» (У Пыпиной: «Ольга Сократовна предалась отдаленным воспоминаниям: как сиживала она здесь, окруженная молодежью, как перегонялась на рысаке с великим князем Константином Николаевичем, закутав лицо вуалью, иногда опуская ее, чтобы поразить огненным взглядом, как он был заинтригован, как многие мужчины ее любили. «А вот Иван Федорович (Савицкий, польский эмигрант, Stella) ловко вел свои дела, никому и в голову не приходило, что он мой любовник... Канашечка-то (Чернышевский) знал: мы с Иваном Федоровичем в алькове, а он пишет себе у окна...»).

    Ну да ближе к Устинову.

    Терехин: «Это здание известно всем и почитаемо всеми. Оно-то и дало старой площади ее современное название – Музейная. <...> В начале XIX века, когда на Старой Соборной оживилось строительство, купцу Михаилу Устинову пришла мысль построить вместо двух своих старых каменных флигелей большой дворцовый особняк в новом классическом вкусе. Он обратился к архитектору Колодинову (ученику Воронихина. Мое прим.) с просьбой составить «план» дома. Проект, «сочиненный» в 1813 году, был неожидан: предлагалось объединить рядом стоящие двухэтажные дома в единый объем и надстроить третий этаж. Так и сделали».

    Далее Терехин критикует работу коллеги-архитектора: «Можно усмотреть ряд недостатков в композиции устиновского дома: «плоский», как бы вырезанный из картона, фасад, недостаточно выразительный портал входа (ведь не только числом колонн определяется целостность памятника)... Рискнем утверждать, что соседний особняк Катенева решен сильнее, убедительнее, пластичнее. <И все же дом Устинова> – «хрестоматийный пример» архитектуры классицизма в провинции. Действительно, трехчастная симметричная композиция фасада, портики (тоже три), колонны, бело-желтые стены, лепнина – весь набор классицистических приемов и деталей. Добавим сюда грамотное и точное градостроительное решение (вход в здание завершает пролольную ось Троицкого собора)».

    Винный откупщик Михаил Устинов был столь богат и известен в Саратовской губернии, что уже его внучка Мария Александровна вышла замуж за дворянина – отставного штабс-капитана Афанасия Алексеевича Столыпина, двоюродного деда Михаила Лермонтова и дальнего предка будущего губернатора Саратовской губернии и премьер-министра России Петра Аркадьевича Столыпина. Торжества в честь свадьбы состоялись в доме Устинова 15 января 1830 года (а обряд венчания совершил в Сергиевской церкви протоиерей Гаврила Чернышевский, его сыну Николаю было в тот момент полтора года). Достоверно известно, что на эту свадьбу приезжал гулять друг и сослуживец жениха Денис Давыдов. Предположительно, на свадьбу к деду из соседних Тархан, что под Пензой, приезжал и 16-летний Миша Лермонтов – вместе с бабушкой Елизаветой Алексеевной Арсеньевой (урожденной Столыпиной). Документов об этом поэтическом визите не сохранилось, точнее есть только поэтический документ <примечание 3>, что позволило саратовскому краеведу Виктору Семенову предположить и разговор юного Мишеля с Денисом Давыдовым о стихах и Бородине 12 года, и катание на санях с юной саратовской красавицей Наденькой (осенью она умрет от холеры).

    Вид на женский Крестовоздвиженский женский монастырь и Троицкий собор с Волги

    Photobucket

    Есть и еще один важный саратовский топоним, связанный со Старой Соборной площадью: Пешка. Сейчас этот старейший (наверное) в городе рынок расположен в квартале от площади, на Соляной улице. Но изначально его место было другое. Уже упомянутый мною губернский чиновник Попов пишет о «Пешем базаре», как находящемся между церковью Рождества Богородицы (Никольской) – это угол Московской улицы и Чернышевского, там, где сейчас стоит жилой дом с бывшим магазином «Юбилейный», и – старым Гостиным двором. Константин Федин в «Первых радостях» тоже вспоминает Пешку: «Правда, на Пешке был один приятный угол - несколько арок старого Гостиного двора, где торговали птицеловы. На облезлых стенах, снаружи и внутри арок висело множество клеток и силков, населенных сотнями щеглов, синичек, снегирей, клестов, свист которых издалека чудился музыкальным ящиком с поломанными иголками». Поэт Михаил Кузмин, перечисляя в своем дневнике саратовские квартиры, говорит о доме Медведева «где-то на Пешке у Старого собора». Попов же при этом называет и точный адрес Пешки – начало Валовой улицы, когда старый Гостиный двор находился на соседней Часовенной (Челюскинцев). Кто бы мне объяснил?

    Photobucket





    Другие новости по теме:
    Просмотров: 7774 | Комментариев: (0) | В закладки: | |    
    Опрос сайта
    Вы патриот города Саратова?

    Панель управления
    Регистрация | Напомнить?






      Логин:
    Пароль:
    Друзья сайта
    Бесплатная библиотека
    Дизайн Вашего сайта
    Рейтинг@Mail.ru
    S a r a t o v m e n . r u
     Издательство: Я - патриот Саратова.
     Редактор: Бородин Сергей
     Верстка: Raven Black
     Перепечатка: Использование и распространение материалов сайта одобряется
     Адрес: 410031, г. Саратов, ул. Лермонтова, 34.
     Соцсети: ВК, ОК, Facebook
     Периодичность: всегда с Вами
     Цена: информация беcценна
     Сайт работает до последнего посетителя.
    Цель сайта saratovmen.ru рассказать о славной истории города Саратова, об известных жителях Саратова. Распространяя информацию о «Столице Поволжья», Вы вносите вклад в развитие историко-патриотического движения нашего города. Гордитесь нашей историей, любите город Саратов.
    Сделаем город Саратов лучше совместными усилиями
    .